Skip to content
 

Реактор МБИР: Заключение общественных организаций России по ОВОС

433510, Ульяновская обл., г.Димитровград -10, ОАО «ГНЦ НИИАР»

В рамках общественного обсуждения материалов оценки воздействия на окружающую среду (ОВОС) проекта «Подготовка ОВОС по материалам инженерных изысканий для размещения исследовательской ядерной установки Многоцелевой исследовательский реактор на быстрых нейтронах МБИР в пределах промплощадки ОАО «ГНЦ НИИАР», г. Димитровград, Ульяновская область» направляем совместное Заключение Гринпис России, Димитровградской общественной организации «Центр содействия гражданским инициативам» и инициативной группы «За безъядерное Поволжье»– на 16 листах и приложение к нему – 7 документов для приобщения  к материалам ОВОС.

В соответствии с «Положением об оценке воздействия намечаемой хозяйственной и иной деятельности на окружающую среду в Российской Федерации» предлагаем Заказчику принять «нулевой вариант» по проекту, то есть отказаться от строительства реактора МБИР в пределах промплощадки «ОАО ГНЦ НИИАР».

Просим направить ответ в установленный российским законодательством срок на указанный почтовый адрес и по электронной почте:

- 433504, Ульяновская область, г.Димитровград, п/о 4, а/я 65. «Центр содействия гражданским инициативам»,

- e-mail: csgi@bk.ru 

С уважением,

Председатель совета Димитровградской общественной организации «Центр содействия гражданским инициативам»                М.А. Пискунов

Координатор инициативной группы «За безъядерное Поволжье», Председатель Антиядерного общества Татарстана          А.Ф.Гарапов

Заключение на материалы оценки воздействия на окружающую среду проекта «Подготовка ОВОС по материалам инженерных изысканий для размещения исследовательской ядерной установки Многоцелевой исследовательский реактор на быстрых нейтронах МБИР в пределах промплощадки ОАО «ГНЦ НИИАР», г. Димитровград, Ульяновская область»

На рассмотрение были представлены:

-Техническое задание на выполнение работы по теме «Проведение оценки воздействия на окружающую среду строительства и эксплуатации исследовательской ядерной установки Многоцелевой исследовательский реактор на быстрых нейтронах МБИР (ИЯУ МБИР).

- ОВОС по материалам инженерных изысканий для размещения исследовательской ядерной установки Многоцелевой исследовательский реактор на быстрых нейтронах МБИР в пределах промплощадки ОАО «ГНЦ НИИАР», г. Димитровград, Ульяновская область.

Замечания, комментарии и предложения:

1.  Заказчик — ОАО «ГНЦ НИИАР» не предоставил полной и достоверной информации в отношении санитарно-защитной зоны НИИАРа, а Исполнитель — ООО «Энергопроекттехнология» при подготовке материалов ОВОС МБИР  занял ту же позицию, тем самым нарушены требования  пунктов 2.6 и 2.7. «Положения об оценке воздействия намечаемой хозяйственной и иной деятельности на окружающую среду в Российской Федерации». 

В соответствии с пунктом 2.7. «Положения об оценке воздействия намечаемой хозяйственной и иной деятельности на окружающую среду в Российской Федерации» Заказчик обязан предоставить всем участникам процесса оценки воздействия на окружающую среду возможность своевременного получения полной и достоверной информации (принцип достоверности и полноты информации, представляемой на экологическую экспертизу). Указанные требования нарушены Заказчиком – ОАО «ГНЦ НИИАР» в части предоставления достоверной информации о санитарно-защитной зоне НИИАР. Так, на листе 7 ТЗ ОВОС МБИР Заказчиком указано: «ИЯУ МБИР предлагается разместить на базе ОАО «ГНЦ НИИАР»… Рассматриваются три варианта расположения площадок для возможного размещения ИЯУ МБИР. Все варианты возможного размещения объекта находятся на расстоянии 5 км от промышленных объектов и 8 км от жилой зоны». Однако данная информация не соответствует действительности, потому что от промплощадки ОАО «ГНЦ НИИАР» до кварталов жилых домов не восемь километров, как указывается в ТЗ ОВОС МБИР, а всего пять километров. При этом санитарно-защитная зона радиусом пять километров, установленная  НИИАРу, вплотную подступает к кварталам жилых домов города Димитровграда. Более того, в пятикилометровую санитарно-защитную попадает часть жилых домов и улиц рабочего поселка Мулловка.

Между тем Исполнитель — ООО «Энергопроекттехнология»  знал эту достоверную информацию, что подтверждает выполненная им схема размещения АС с ОПЭБ с РУ СВБР-100 (об этом ниже, в пункте 2), однако вместо предоставления достоверных сведений продолжил линию Заказчика, включив в  ОВОС МБИР дезинформацию. Вот тому подтверждение. В Книге ОВОС МБИР Исполнителем представлена схема «Санитарно-защитная зона и зона наблюдения ОАО «ГНЦ НИИАР» (рисунок 3.4,  лист 16, Книга ОВОС МБИР – приложение № 1).  Однако на этой схеме границы пятикилометровой СЗЗ НИИАР отображены абсолютно неверно. Как уже отмечалось, в реальности в СЗЗ НИИАР попадает часть жилья рабочего поселка Мулловка и граница СЗЗ НИИАР вплотную подходит к жилым кварталам города Димитровграда, а на схеме  граница санитарно-защитной зоны НИИАР находится в отдалении как от жилых домов и улиц рабочего поселка Мулловка, так  и от жилых кварталов Димитровграда.

Таким образом, Заказчик — ОАО «ГНЦ НИИАР» не предоставил полной и достоверной информации в отношении санитарно-защитной зоны НИИАРа, а Исполнитель — ООО «Энергопроекттехнология»  при подготовке материалов ОВОС МБИР прибег к дезинформации.  Тем самым нарушены требования  пунктов 2.6 и 2.7. «Положения об оценке воздействия намечаемой хозяйственной и иной деятельности на окружающую среду в Российской Федерации» о том, что материалы по оценке воздействия на окружающую среду должны быть научно обоснованы, достоверны и отражать результаты исследований, выполненных с учетом взаимосвязи различных экологических, а также социальных и экономических факторов (принцип научной обоснованности, объективности и законности заключений экологической экспертизы) и о предоставлении всем участникам процесса оценки воздействия на окружающую среду возможности своевременного получения полной и достоверной информации (принцип достоверности и полноты информации, представляемой на экологическую экспертизу).

2.  Часть рабочего поселка Мулловка попадает в пределы санитарно-защитной зоны  НИИАР, что является нарушение требований ст. 31 Федерального закона от 21 ноября 1995 г. N 170-ФЗ «Об использовании атомной энергии», запрещающей размещение в санитарно-защитной зоне жилых и общественных зданий. И прежде, чем решать вопрос о площадке для возможного размещения ИЯУ МБИР, должны быть перенесены жилые дома рабочего поселка Мулловка, попадающие в санитарно-защитную зону НИИАР, или же размещение ИЯУ МБИР на территории НИИАР должно быть исключено, но ни один из названных вариантов в ОВОС МБИР не предусмотрен.

Как следует из материалов ОВОС МБИР, «санитарно-защитная зона, установленная для ОАО «ГНЦ НИИАР», выбрана круговой радиусом 5 км…» (Лист 15, Книга ОВОС МБИР). Однако в ОВОС МБИР не указывается, что в санитарно-защитную зону НИИАРа попадает часть жилых домов и улиц поселка Мулловка. В частности, в отчете «Результаты исследования по определению радиационного фона территории г.Димитровграда и санитарно-защитной зоны ФГУП «ГНЦ РФ НИИАР» указывается: «В пределах СЗЗ расположены подразделения ГНЦ НИИАР: ТЭЦ, опытно-экспериментальный цех, автохозяйство, водозабор технической воды, тепличной хозяйство. В пределы СЗЗ попадает также часть р.п.Мулловка». Источник: отчет по договору № 02/2003 от 01.01.03 г., выполненный Международным центром по экологической безопасности Минатома России и  Молодежным экологическим центром Димитровграда, http://www.ecosafety.info/download.html?task=download&cid%5B0%5D=13

О том, что в пределы санитарно-защитной зоны НИИАР попадает часть жилых домов р.п.Мулловка, известно также Исполнителю — ООО «Энергопроекттехнология». Доказательством тому служат, в частности,  материалы оценки воздействия на окружающую среду проекта  «Разработка предпроектной документации на строительство  атомной станции с опытно-промышленным энергоблоком мощностью 100 МВт с реакторной установкой на быстрых нейтронах со свинцово-висмутовым теплоносителем», выполненные ранее этим же Исполнителем. Здесь, в частности, имеется схема размещения АС с ОПЭБ с РУ СВБР-100 (рисунок 2.2.1., лист 18, Книга 1 ОВОС – приложение № 2) с 5-километровым радиусом санитарно-защитной зоны НИИАР, из которой следует, что часть рабочего поселка Мулловка попадает в пределы СЗЗ НИИАР.

А в соответствии со ст. 31 Федерального закона от 21 ноября 1995 г. N 170-ФЗ «Об использовании атомной энергии» в санитарно-защитной зоне запрещается размещение жилых и общественных зданий. Значит, что прежде, чем решать вопрос о площадке для возможного размещения ИЯУ МБИР, должны быть перенесены жилые дома рабочего поселка Мулловка, попадающие в санитарно-защитную зону НИИАР, или же размещение ИЯУ МБИР на территории НИИАР должно быть исключено, то есть должен быть принят «нулевой вариант», но в ОВОС МБИР ни один из названных вариантов в ОВОС МБИР не предусмотрен.

 3. В случае размещения на территории ОАО «ГНЦ НИИАР» чрезвычайно опасного реактора МБИР потребуется расширить санитарно-защитную зону ОАО «ГНЦ НИИАР», исходя из опыта эксплуатации ректора БН-600 на Белоярской АЭС, а далее — принятие соответствующих мер, так как в соответствие со ст. 31 Федерального закона от 21 ноября 1995 г. N 170-ФЗ «Об использовании атомной энергии»  в санитарно-защитной зоне запрещается размещение жилых и общественных зданий.

В материалах ОВОС МБИР указывается: «Успешная эксплуатация действовавших и действующих российских установок с БН-реакторами, на которых проводилась отработка элементов технологии БН-реакторов и ее совершенствование, подтверждает высокий уровень освоения технологии БН-реакторов в России. Общий срок эксплуатации установок с БН-реакторами отражает объем накопленного опыта и в определенной степени свидетельствует об уровне освоения данной технологии» (Лист 273, Книга ОВОС МБИР). Здесь же на этом листе Книги ОВОС МБИР в качестве положительного опыта эксплуатации называется  промышленный энергоблок с реактором БН-600 на Белоярской АЭС, а также опытный реактор БОР-60 (Лист 272, Книга ОВОС МБИР).   

Однако на самом деле практика эксплуатации БН-реакторов, в том числе  названных реакторов на быстрых нейтронах, вовсе не является успешной. Вот несколько фактов, связанных с эксплуатацией реактора БН-600 на Белоярской АЭС (Источник — «Доклад «Российская плутониевая программа»,  «Экозащита!», 2010 - http://www.anti-atom.ru/ab/node/1932):

«21 января 1987 года на реакторе БН-600 произошла авария: в результате превышения допустимой эксплуатационной температуры в активной зоне реактора произошло массовое нарушение герметичности ТВЭЛов. Это привело к выбросу радиоактивности с суммарной активностью около 100 тысяч Кu. Авария по всем признакам соответствовала 4-му уровню по шкале INES.

29 января 1993 года из-за участившихся сбоев в технологическом процессе на Белоярской АЭС была расширена санитарно-защитная зона станции. Радиус вырос с 8 до 30 километров и сравнялся по размеру с Чернобыльским.

7 октября 1993 года в 11 часов 19 минут третий блок Белоярской АЭС был остановлен по признакам повышения радиационного фона в вытяжной вентиляционной сети. Причина — утечка теплоносителя в одной из вспомогательных систем. Также, по словам директора станции, произошло незначительное возгорание. Происшествие оценено как инцидент 1-го уровня по шкале INES.

6 июня 1994 года во время капитального ремонта произошла утечка нерадиоактивного натрия из второго контура, из-за чего начался пожар. Персонал станции своими силами справиться не смог и вызвал пожарную бригаду. У нее также не оказалось средств для тушения натрия. После того, как утечка была остановлена, уже вышедший натрий выгорел, и пожар сам прекратился.

В течение 1995 года наблюдалось превышение допустимых концентраций цезия-137 а 1,2-4,4 раза и стронция-90 в 1,8 -11,5 раз в подземных водах контрольных скважин хранилища жидких радиоактивных отходов Белоярской АЭС.

9 июня 1999 года один из трех турбогенераторов был выключен из-за опасности возгорания турбины. Сработала аварийная система. Два других генератора автоматически выключились. Причинами стали перегрев опорного подшипника и последующее задымление.

9 сентября 2000 года в энергосистеме «Свердловэнерго», снабжающей станцию электричеством, из-за ошибки персонала произошла авария, в результате которой Белоярская атомная станция была отключена от электропитания. Через 3 секунды после этого произошло аварийное отключение реактора БН-600. В результате станция снизила нагрузку до 0. Экстренная остановка сопровождалась стравливанием пара. Станция была обесточена в течение 9 минут. Нештатная ситуация подобного рода не описывается в специальных инструкциях. По мнению независимых экспертов, всего несколько минут отделяли БАЭС от катастрофы, сравнимой с Чернобыльской.

9 июля 2007 года в результате попадания молнии в портал воздушных линий отключился один из трех генераторов мощности БАЭС.

 В июне 2008 г. в связи с выявлением неисправности в системе регулирования скорости вращения одного из главных циркуляционных насосов было произведено снижение мощности с номинальных 600 до 400 МВт. Для устранения автоматическая система выключила одну из «петель», по которым циркулирует теплоноситель.

Деятельность Белоярской атомной станции оставила свои «долгосрочные» следы в регионе: Накопление радионуклидов и их вынос в окружающую среду. Даже при безаварийной работе АЭС выбрасывает опасные изотопы. Поступление радиоактивных веществ от АЭС во внешнюю среду происходит воздушным и водным путями. Идет постоянное загрязнение радионуклидами обширной зоны вокруг БАЭС. По официальной информации, газоаэрозольные выбросы с атомной станции отсутствуют. Однако мониторинг независимых экспертов показывает увеличение содержания цезия-137 в пахотных почвах с подветренной стороны на расстоянии в 50 км от АЭС. Плутоний (не природное вещество) был обнаружен в залесенной части за пределами санитарно-защитной зоны на расстоянии 3 км. Плотность загрязнения плутонием-239 превысила фоновые значения в 5,1 раза (36 Бк/м2), на расстоянии 5 км – в 3,5 раза, в 10 км – в 3,2 раза. Иначе говоря, чем ближе к АЭС, тем больше загрязнение.

Наиболее высокая плотность загрязнения — вблизи приземления факела выброса, с подветренной стороны. В пахотных почвах Екатеринбурга концентрация в 1998 году превышала фоновую в 1,5-2 раза. По информации Института геофизики УрО РАН, «неоднократно обнаруживались фоновые загрязнения уральского региона в окрестностях Екатеринбурга радиоактивным изотопом цезием-137. Уровень выпадения цезия-137 местами в 2-2,5 раза выше нормы.

Российскими законами запрещен сброс жидких радиоактивных отходов в отрытую гидрографическую сеть. Несмотря на это, на Белоярской АЭС этот происходит в течение многих лет. За время эксплуатации трех блоков атомной станции в отложениях Ольховского болота (места сброса дебалансовых вод БАЭС) произошло накопление радионуклидов и их вынос в реку Пышма на 180 км вниз по течению. Фактически, Ольховское болото и река Ольховка превратились в нелегальный могильник радиоактивных отходов и стали вторичным источником загрязнения окружающей среды. В Ольховское болото сброшено более 100 Кu активности долгоживущих радионуклидов. По данным Института геофизики УрО РАН, илистые грунты реки Ольховки по уровню содержания в них радионуклидов приближаются к категории радиоактивных отходов – концентрация радионуклидов в них превышает 30 кБк/кг. Повышение уровня активности привело к необходимости отчуждения территории болота (около 40 га). В ходе независимых исследований, проведенных специалистами Комитета радиационной безопасности, было обнаружено превышение в водоеме многократное содержания содержание цезия-134 и цезия-137».

В связи с предлагаемым строительством реактора на быстрых нейтронах МБИР особого  внимания заслуживает тот факт, что в 1993 году из-за участившихся сбоев в технологическом процессе на Белоярской АЭС с реактором БН-600 была расширена санитарно-защитная зона станции: радиус вырос с 8 до 30 километров и сравнялся по размеру с Чернобыльским.

Собственно, расширения санитарно-защитной зоны вокруг НИИАР требует также использование в этом атомном исследовательском центре реактора на быстрых нейтронах БОР-60. Опыт его эксплуатации вопреки представленной в Книге ОВОС МБИР информации также не является успешным. Основной причиной остановов этого реактора называется «отказ внешнего энергоснабжения». «Из наиболее значимых отказов реактора БОР- 60, — указывается далее,  следует отметить появление 1 случая малой течи в парогенераторе (корпусной змеевиковый ПГ), заклинивание малой поворотной пробки, 2 течи в системе холодной очистки теплоносителя в местах смешения холодного и горячего теплоносителя». И при этом как своего рода достижение делается такой вывод:  «Следует отметить, что ни одно из приведенных на диаграмме событий не привело к каким-либо радиационным последствиям, превышающим допустимые пределы безопасности» (лист 276 Книга ОВОС МБИР).

Размещенный здесь же рисунок 8.4.3.2.1 (лист 276 Книга ОВОС МБИР) показывает распределение незапланированных остановов реактора РУ БОР-60 в период с 1970 по 2008 г. по годам и исходным причинам. А из представленной информации следует, что незапланированные остановы реактора БОР-60 происходили часто, почти каждый год. Причем, в течение трех лет их количество  достигало или превышало 20 незапланированных остановов в году. Наряду с вышеназванной причиной «отказ внешнего энергоснабжения» к незапланированным остановам реактора БОР-60 очень часто приводили также ошибки персонала, а также  нередко подводили приборы контроля, система управления и защиты, механическое оборудование. Так что без незапланированных остановов реактора БОР-60 не обходится почти каждый год. И тот факт, что на этом реакторе пока не было крупной аварии, вовсе не следует считать, что такое на нем невозможно.

Значит, исходя из опыта эксплуатации реакторов БОР-60 и  БН-600,  в случае размещения на территории НИИАР реактора МБИР потребуется расширить санитарно-защитную зону ОАО «ГНЦ НИИАР» с радиусом хотя бы в 10-15 километров, а это значит, что далее должно последовать принятие соответствующих мер,  вплоть до отселения части населения Димитровграда,  так как в соответствие со ст. 31 Федерального закона от 21 ноября 1995 г. N 170-ФЗ «Об использовании атомной энергии»  в санитарно-защитной зоне запрещается размещение жилых и общественных зданий.

4. Опыт эксплуатации реакторов на быстрых нейтронах  в мире показал экономическую несостоятельность и не пригодность их технологии  для развития атомной энергетики, однако в материалах ОВОС МБИР упор делается на эксплуатацию таких реакторов в России, который якобы является положительным. 

В материалах ОВОС МБИР дана таблица 8.4.3.2.1  (Лист 273, Книга ОВОС МБИР), в которой  представлены данные по срокам эксплуатации различных БН-реакторов, как существовавших ранее, так и действующих в настоящее время в мире. При этом особо указывается на якобы «высокий уровень освоения технологии БН-реакторов в России», в частности, называются опытный реактор БОР-60 (Лист 272, Книга ОВОС МБИР),  промышленный энергоблок с реактором БН-600 (Лист 273, Книга ОВОС МБИР). Подробнее о серьезных недостатках в эксплуатации этих реакторов БОР-60  и БН-600 выше – в пункте 5.

А здесь приводятся факты по другим реакторам, взятые из доклада  «Настоящее и будущее быстрых реакторов. Некоторые вопросы экономики БН-800», авторами которого являются директор программы по ядерной и радиационной безопасности Российского Зеленого Креста, работавший в системе Госатомнадзора В.М.Кузнецов,  и  генеральный директор ООО «Алкона» В.Ф. Поляков:

«В 1956 г. консорциум компаний США приступил к сооружению 65 МВт демонстрационного реактора-бридера «Ферми-1» (Детройт). Интерес промышленности США к бридерам упал, после того как в 1966 г. вскоре после пуска реактора «Ферми-1» на нем из-за блокады в натриевом контуре произошла авария с расплавлением активной зоны; в конце концов этот бридер был демонтирован.

Германия первый бридер построила в 1974 г. и закрыла в 1994 г. Реактор большей мощности SNR-2, строительство которого началась еще в начале 70-х гг, так и не был введен в эксплуатацию после завершения строительства в конце 90-х гг.

Во Франции в 1973 г. был введен в эксплуатацию первый бридер PHENIX, а в 1985 г. – полномасштабная АЭС с реактором на быстрых нейтронах SUPERPHENIX (стоимость строительства – 5 млрд.дол.).

Япония в 1977 г. закончила строительство опытного бридера «Дзёё», на эксплуатацию которого до сих пор не получена лицензия. Большой демонстрационный реактор на быстрых нейтронах  «Мондзю», введенный в эксплуатацию в 1994 г., в декабре 1995 г. закрыт после пожара при утечке натрия и откроется ли опять неизвестно.

В экс-СССР первый бридер БН-350 был построен на берегу Каспийского моря для снабжения энергией установки опреснения воды. В 2000 г. реактор был остановлен, принято решение о снятии его с эксплуатации».

Источник — http://www.seu.ru/programs/atomsafe/books/Kuznecov/Doclad2.htm.

Дополнительная информация к этому:  

«К настоящему времени Франция отказалась от промышленной эксплуатации названных выше реакторов на быстрых нейтронах Феникс (PHENIX) и Суперфеникс (SUPERPHENIX). Что касается реактора японского реактора «Мондзю», то его 8 мая 2010 года, после четырнадцатилетнего перерыва в работе, вызванного пожаром в 1995 году, когда произошла утечка 640 килограммов металлического натрия, впервые вывели в критическое состояние реактор. Пуско-наладочные работы для его ввода в эксплуатацию, частью которых являлись серии экспериментальных выводов реактора на минимально-контролируемый уровень, планировалось завершить в 2013 году. Однако в августе 2010 года при работах по перегрузке топлива в корпус реактора сорвался узел системы перегрузки топлива — 12-метровая металлическая труба весом 3,3 тонны, которая «утонула» в натрии. Почти сразу было объявлено, что продолжение наладочных работ, а соответственно и пуск, откладывается на 1-1,5 года. А теперь стало известно, что Япония полностью отказывается от эксплуатации реактора «Мондзю».

Источник – Википедия, ru.wikipedia.orgwiki/Реактор_на_быстрых_нейтронах 

Из приведенных фактов следует, что опыт эксплуатации реакторов на быстрых нейтронах  в мире показал экономическую несостоятельность и не пригодность их технологии  для развития атомной энергетики, однако в материалах ОВОС МБИР сведения представлены как положительная информация о таких реакторах в России.

5. Исходя из потенциальной экологической опасности  реактора МБИР, в котором в составе топлива намечается использовать сверх опасный плутоний-239, а в качестве основного теплоносителя – очень горючий и взрывоопасный натрий, при решении вопроса о размещении на территории НИИАРа этого объекта возможен лишь «нулевой вариант», то есть отказ от размещения здесь данного реактора.  

 В соответствии с пунктом 2.1. «Положения об оценке воздействия намечаемой хозяйственной и иной деятельности на окружающую среду в Российской Федерации» при проведении оценки воздействия на окружающую среду необходимо исходить из потенциальной экологической опасности любой деятельности (принцип презумпции потенциальной экологической опасности любой намечаемой хозяйственной или иной деятельности).

Предлагаемый к размещению на территории ОАО «ГНЦ НИИАР» многоцелевой исследовательский реактор на быстрых нейтронах  МБИР  представляет чрезвычайную опасность не только для города Димитровграда, рядом с которым намечается его разместить, но и для близлежащих городов Среднего Поволжья, потому что:

1) тип топлива – смешанное уран-плутониевое виброуплотнённое оксидное (лист 256 Книга ОВОС МБИР);

2) теплоносителем реактора МБИР в первом и во втором контурах является натрий, в третьем контуре – вода-пар (лист 256, Книга ОВОС МБИР).

Как известно, плутоний-239, который применяется в смешанном уран-плутониевом виброуплотненном топливе, является крайне опасным для организма человека радиоактивное вещество даже в микродозах. К тому же период полураспада это вещества составляет около 24 тысячи лет, а это значит, что в случае загрязнении территории он будет представлять опасность для жизни и здоровья многих поколений людей. 

Огромную опасность  представляет также использование в предлагаемом реакторе МБИР в качестве теплоносителя натрия. Директор программы по ядерной и радиационной безопасности Российского Зеленого Креста В.М.Кузнецов, имеющий большой опыт работы в системе Госатомнадзора, и  генеральный директор ООО «Алкона» В.Ф. Поляков в докладе  «Настоящее и будущее быстрых реакторов. Некоторые вопросы экономики БН-800» (http://www.seu.ru/programs/atomsafe/books/Kuznecov/Doclad2.htm )  по этому вопросу отмечают следующее: «натрий является очень активным химическим элементом. Он горит в воздухе и других окисляющих агентах. Горящий натрий образует дым, который может вызвать повреждение оборудования и приборов. Проблема усложняется в случае, если дым натрия радиоактивен. Горячий натрий в контакте с бетоном может реагировать с компонентами бетона и выделять водород, который в свою очередь взрывоопасен».

Однако в материалах ОВОС нет информации об опасных свойствах ни плутония-239, ни натриевого теплоносителя.  Более того, в материалах ОВОС  отсутствуют сведения об объемах натрия, которые будут находиться в первом и втором контурах реактора МБИР.  Если же исходить из аналогии этой ядерной исследовательской установки и сравнивать её с имеющимся в НИИАРе реактором БОР-60, где объем радиоактивного натрия в первом контуре составляет 22 тонны (источник — http://ru-patent.info/21/20-24/2123732.html ), то можно предположить, что общий объем натрия в первом и втором  контурах реактора МБИР будет составлять не менее 40 тонн. А это значит, что в случае запроектной аварии при  взрыве данного объекта Димитровград, имеющий ныне население около 130 тысяч человек, может превратиться в мертвый город как Припять или Фукусима.  Серьезно могут пострадать и другие близлежащие города Среднего Поволжья.

Таким образом, если при проведении оценки воздействия на окружающую среду реактора МБИР исходить из потенциальной экологической опасности  этого объекта, чего требует принцип презумпции потенциальной экологической опасности любой намечаемой хозяйственной или иной деятельности, то возможен лишь «нулевой вариант», то есть отказ от размещения реактора МБИР на территории НИИАРа.

6. В случае строительства и пуска в дополнение к существующим реакторам НИИАРа многоцелевого исследовательского реактора МБИР радиационное загрязнение окружающей среды, в том числе территории промышленно-ливневой канализации №1 НИИАР, может существенно возрасти и максимально усугубить негативное воздействие на окружающее среду.

В материалах ОВОС МБИР о загрязнении НИИАРом окружающей среды отмечается: «Гидрогеологические условия района размещения промплощадки характеризуются общим уклоном в сторону Мелекесского залива Куйбышевского водохранилища, куда и попадают стоки части дождевых и талых вод с окружающей площадку территории. Кроме этих стоков в водохранилище без очистки сливаются по организованным выпускам промышленно-ливневые воды с самой площадки (выпуск ПЛК-1), с ТЭЦ и ОЭЦ (выпуск

ПЛК-2), с ОЭЦ и частично автохозяйства института (выпуск ПЛК-3 через реку Ерыклу)… Сточные воды через ПЛК-1 сбрасываются до границ промплощадки по системе закрытых трубопроводов, затем по открытой траншее в заболоченный участок территории СЗЗ. Оттуда они попадают в залив через систему карьеров бывших торфоразработок общей длиной 1650 м, которые используются как естественные отстойники. В ПЛК-1, кроме дождевых стоков, заведены сливы речной охлаждающей воды из прямоточного теплообменного оборудования промплощадки, переливы и продувки градирен, душевые воды объектов.

Среди сбрасываемых веществ нерадиоактивной природы, по количеству и оказываемому на качество вод водоемов воздействию, наиболее значимы вещества группы СПАВ, соединения азота, медь, сульфаты, взвешенные вещества, хром общий, нефтепродукты, хлориды, цинк, фосфаты, железо. Общая масса веществ, сбрасываемых по ПЛК-1, составляет около 1060 т/год, их сброс контролируется в пределах утвержденных ПДС. Уровень концентрации вредных химических веществ в сточных водах сравнительно низок» (лист 216, Книга ОВОС МБИР).

В Книге ОВОС МБИР  на листах 216-217 представлена выборочная сводка по фактическим показателям содержания радионуклидов в сливах через ПЛК-1 за последние годы:

 

Однако при этом по поводу загрязнения НИИАРом окружающей среды сбрасываемыми  веществами нерадиоактивной природы и сливами в ПЛК-1 радионуклидов в ОВОС МБИР не выражена никакая отрицательная оценка.  Между тем, ситуация с этим в санитарно-защитной зоне НИИАРа складывается  критическая, что выявилось еще в 1991 году, когда по предложению Димитровградской общественной организации «Центр содействия гражданским инициативам», поддержанного советом директоров города Димитровграда, а затем Ульяновским облисполкомом, Зеленогорской экспедицией концерна «Геологоразведка» была проведена аэрогамма- и автогамма-спектрометрические съемки территории города Димитровграда. В результате в Димитровграде было выявлено около десяти участков радиоактивных загрязнений. А территория с самым высоким уровнем радиоактивного загрязнения оказалась именно в санитарной зоне НИИАР. Как указывается в письме Ульяновского областного комитета по охране природы от 27.08.1991 года № 01-13-166, направленном в соответствующие органы власти, в санитарной зоне НИИАРа у промышленного стока от южного забора территории предприятия на протяжении 1,5 километров до линии границы лес-болото отмечается нарастание мощности экспозиционной дозы (МЭД) от 50 мкР/ч. до 3000 мкР/ч (приложение 3).

Руководство НИИАР объясняет загрязнение авариями, которые произошли на стадии пуска первых реакторов атомного исследовательского центра. Однако в ходе проведенной в 2003 году экспедиции Димитровградской общественной организации «Центр содействия гражданским инициативам» удалось выяснить, что загрязнение ПЛК-1 НИИАР производится стоками, вытекающими с основной промплощадки атомного центра. Доказательством тому является исследование проб,  взятых с поверхностного слоя ПЛК №1 ГНЦ НИИАР у пешеходного моста, недалеко от впадения стоков НИИАРа в болото, а затем в Черемшанский залив Волги. Пробы забирались с участием Ульяновской межрайонной природоохранной прокуратуры и центра санэпиднадзора города Димитровграда. Анализ проб осуществлялся в лаборатории Всероссийского научно-исследовательского института минерального сырья имени Н.М.Федоровского (ВИМС, г.Москва). Исследования проб ила из ПЛК №1 НИИАР дали следующие результаты:   суммарная активность альфа-излучающих радионуклидов  составляет  3630 Бк/кг (плюс-минус 500),  суммарная активность бета-излучающих радионуклидов – 1600 Бк/кг  (плюс-минус 320), что подтверждено протоколом лаборатории ВИМС № П2003-126 от 28 июля 2003 г. (приложение 4). Как отмечается в этом протоколе анализа проб, измеренные значения суммарных активностей альфа- и бета- излучающих радионуклидов в пробе ила многократно превышают значения типичного природного фона для почв и грунтов. В связи с этим лабораторией ВИМСа было рекомендовано, в частности, выполнение по пробе ила полного гамма-спектрометрического анализа с целью уточнения удельной активности естественных и техногенных радионуклидов. В результате выполнения такого анализа выяснилось, что в пробе ила удельная активность техногенного цезия-137 превышает верхние значения глобальных выпадений цезия-137 ~ в 70 раз. Подтверждением тому является протокол лаборатории ВИМС № П2003-127 от 29 июля 2003 г. (приложение 5).

Учитывая, что в лаборатории ВИМСа исследовался ил, взятый для пробы из верхнего пласта, выявленное радиоактивное загрязнение ПЛК НИИАРа отнюдь не давнее, а результат свежих стоков. Таким образом, существующее регулярное загрязнение грунта ПЛК стоками НИИАРа означает, что в случае строительства и пуска в дополнение к существующим реакторам НИИАРа многоцелевого исследовательского реактора МБИР радиационное загрязнение окружающей среды, в том числе территории промышленно-ливневой канализации №1 НИИАР, может существенно возрасти и до предела усугубить негативное воздействие на окружающее среду.  

7.  В ходе подготовки ОВОС обстоятельных исследований по влиянию радиоактивного йода на здоровье населения города Димитровграда проведено не было, несмотря на то, что ситуация с заболеваемостью детей болезнями эндокринной системы в городе складывается крайне неблагополучная — у каждого второго ребенка имеется заболевание (различной тяжести) щитовидной железы. С учетом этого предложенный вариант ОВОС является неприемлемым.

 Авторы проекта оценивают радиационно-гигиеническую атмосферу в районе НИИАР как удовлетворительную: «Радиационно-гигиенический паспорт ОАО «ГНЦ НИИАР», где дана оценка основных источников ионизирующего излучения, показывает, что радиационная безопасность населения в рассматриваемом районе среды обитания и условий жизнедеятельности вполне удовлетворительная. Основные дозовые пределы, установленные НРБ-99/2009 и ОСПОРБ-99/2010, не превышены» (лист 211, Книга ОВОС МБИР). Однако в ОВОС МБИР не дана характеристика состояния здоровья населения региона, города Димитровграда и рабочего поселка Мулловка, расположенных поблизости от особо радиационно-опасных объектов НИИАР.  

При этом существуют официальные данные о состоянии здоровья работников атомной отрасли и населения, проживающего вблизи ядерных объектов, в соответствии с которыми, например, распространенность врожденных аномалий среди детей в возрасте до 14 лет, проживающих в закрытых административных образованиях (ЗАТО), вдвое выше, чем по России. (Источник: Федеральная целевая программа «Медико-санитарное обеспечение современного этапа развития ядерно-энергетического комплекса и других особо опасных производств в условиях ракетного, ядерного и химического разоружения, а также конверсии и разработки новых технологий в 1997-1998 гг.». Утверждена постановлением правительства Российской Федерации от 22 февраля 1997 г. № 191).

Еще один пример: анализ состояния здоровья населения ЗАТО г. Железногорск в период 2001-2004 гг показывает, что на фоне низкой рождаемости и продолжающегося роста смертности, в том числе среди населения трудоспособного возраста, сохраняется высокий уровень заболеваемости населения, который среди детей на 60% выше среднекраевых показателей, среди взрослых — на 40%. В структуре детской инвалидности 27% составляют аномалии развития. Особую озабоченность вызывает рост заболеваемости и смертности от онкологических заболеваний, уровень которых превышает средние показатели по Красноярскому краю. (Источник: Целевая программа  ЗАТО г. Железногорск  «Социальные мероприятия,  финансируемые в 2004 году за счет средств ФГУП «Горно-химический комбинат» за временную выдержку отработавшего ядерного топлива». Утверждена  решением  Железногорского городского Совета 28.04.2004).  

Предоставление материалах ОВОС МБИР полной картины причин роста заболеваний среди населения города Димитровграда является крайне важным и актуальным, но такой анализ в ОВОС МБИР отсутствует. Между тем в отчете «Здоровье населения г.Димитровграда» — http://www.csgi.ru/news-2004/zdorovie/zdrav_soderg.htm  (подготовлен муниципальной «Службой охраны окружающей среды», утвержден первым заместителем главы администрации города) указывается на существенный рост и превышение ряда показателей по заболеваемости в Димитровграде по сравнению с  общероссийскими показателями. В частности, в отчете констатируются следующие факты: «Ситуация с заболеваемостью детей болезнями эндокринной системы в городе складывается крайне неблагополучная. С 1985 по 1994 гг. частота выявления этих болезней увеличилась в 2,6 раз, с 1994 по 1998 гг. – в 3 раза, т.е. в целом, увеличение за исследуемый период произошло в 7 раз», «…у каждого второго ребенка имеется заболевание (различной тяжести) щитовидной железы».

В отчете указывается на серьезную тревогу в связи с повышением заболеваемости как взрослого, так и детского населения болезнями эндокринной системы. Здесь также отмечается, что причиной такой аномально высокой заболеваемости эндокринной системы теоретически могут быть выбросы радиоактивных веществ ГНЦ НИИАР, в частности, йода-131 и что «без проведения дополнительных независимых исследований по проблеме возможной связи выбросов йода-131 с повышением заболеваемости болезнями эндокринной системы в Димитровграде нельзя утверждать о действительном воздействии радиоактивного йода на население города». На необходимость проведения обследований в связи с выбросами йода-131 в НИИАРе указывает также ГУ «Эндокринологический научный центр РАМН». (Источник: Экспертное заключение ГУ «Эндокринологический научный центр РАМН»  № 17/1 от 13.09.2005 г. http://www.csgi.ru/gi/gi15/13.htm ). Дело в том, что на объектах НИИАРа повышенные случаются выбросы радиоактивного йода. Например, в 1997 году из-за разгерметизации топливных сборок в результате ошибки персонала одного из реакторов в атмосферу в течение трех недель шёл повышенный выброс йода-131, особенно опасного для щитовидной железы. В некоторые дни предел допустимого выброса превышался в 15-20 раз, но мер по защите населения так и не было принято (Источник: статья «НИИАР: тяжелое наследство радиоактивных выбросов», газета «25 канал» — http://www.csgi.ru/gi/gi15/02.htm).

Предлагаемый к размещению на территории НИИАР Многоцелевой исследовательский реактор МБИР является еще одним крупным объектом, с которого в атмосферу будут радиоактивные газы и аэрозоли, в том числе радиоактивный йод. А ситуация с состоянием здоровья населения города Димитровграда и без того критическая. Однако в ходе подготовки ОВОС обстоятельных исследований по влиянию радиоактивного йода на здоровье населения города Димитровграда проведено не было. С учетом этого предложенный вариант ОВОС является неприемлемым.

8. Территория для размещения многоцелевого исследовательского реактора МБИР на промплощадке НИИАР является неблагоприятной в связи с наличием в зоне тектонического нарушения, полигона захоронения ЖРО и куста артезианских скважин.  

В материалах ОВОС указывается: «Относительно спокойный неотектонический режим и преимущественно равнинный рельеф исследуемой территории обуславливают в целом умеренное проявление современных экзогенных геоморфологических процессов – речной, овражной и плоскостной эрозий. В целом это позволяет оценивать геоэкологические условия площадок, их окрестностей и ближнего района как благоприятные, исключающие внезапное (неконтролируемое) развитие экзогенных геоморфологических обстановок, опасных для АЭС. Следует только обратить внимание на расположение участка работ в зоне геоморфологического влияния Куйбышевского водохранилища и на возможность образования в зоне береговых уступов оползней типа одседания в случае сейсмического воздействия или обильного паводка» (лист 68, Книга ОВОС МБИР).

Однако при составлении ОВОС МБИР фактически проигнорировано зарегистрированное в 1990 году сейсмическое явление: 14 и 29 июля на значительной части территории  города Димитровграда сила сейсмических эффектов оценивалась 3-5 баллами с более сильными проявлениями на верхних этажах зданий. О проявлении сейсмических эффектов на территории НИИАР и р.п. Мулловка также имелись единичные сообщения. 

В результате Институт физики Земли обратился в Совет Министров СССР с предложением в срочном порядке организовать комплексное рассмотрение существующей ситуации с выездом на место специалистов гидрогеологии, инженерной геологии и других специалистов. (Источник: Письмо Института физики Земли АН СССР исх. от 27.07.90 г. № 13106-100-2115/105 – приложение 6)  При этом специально выполненный специалистами Института физики Земли анализ показал следующее:

1) Геологический разрез под г. Димитровградом, начиная с глубины 200 м и до глубины 1600-2000 м, в основном представлен карстующимися известняками.

2) Непосредственно через город проходит тектоническое нарушение, общая протяженность которого превышает 300 км.

3) Землетрясения 14 и 29 июня 1990 года сетью сейсмических стан­ций СССР не зарегистрированы, интенсивность в их очаге не превышает 2,5-3,0 единиц по шкале Рихтера.

4)  Данное явление может иметь разное происхождение:  карстовое (крупный обвал полостей на глубине), тектоническое или комбинирован­ное.

5)  Описательные макросейсмические данные приводят к предвари­тельной оценке глубины очага этих явлений порядка 1-2 км. Эта оценка требует дальнейшего уточнения.

Специалисты Института физики Земли неожиданное сейсмическое явление в районе города Димитровграда гипотетически связывали с полигоном по закачке в глубинные пласты жидких радиоактивных отходов, действующим с 1966 года.  Однако  в ходе работы межведомственной комиссии под председательством директора Института физики Земли В.Н. Страхова было установлено, что причиной сейсмических явлений, отмеченных в г. Димитровграде 14 и 29 июня 1990 года, явились взрывы зарядов тротила при сейсморазведочных работах, проводящихся Баженовской геофизической экспедицией Мингео СССР. В связи с этим другие гипотезы, включая приведенные в письме Института физики Земли от 27.07.90 г. № 13106-100-2115/105, межведомственная  комиссия сочла несоответствующими реальной ситуации.

Вместе с тем, как стало известно позже, сейсморазведочные работы Баженовской геофизической экспедицией Мингео СССР производились по профилю от Тюмени до Кривого Рога, но нигде таких сильных сейсмических явлений не наблюдалось.  

В связи с повышенными требованиями к безопасности объектов атомной энергетики межведомственная комиссия, в частности, рекомендовала (источник: Заключение комиссии от 07.09.90 г., созданной в соответствии с поручением председателя Государственной комиссии Совета Министров СССР по чрезвычайным ситуациям т.Догужиева В.Х. (ПП-33925 от 18.08.90г.) для рассмотрения причин подземных толчков 14 и 29 июня 1990г. в г.Димитровграде Ульяновской области – приложение 7): 

- Провести силами Министерства Геологии СССР временные, до введения в действие системы мониторинга сейсмические наблюдения в районе НИИАР.

- В целях контроля геодинамической обстановки, НИИАР с привлечением Института физики Земли в I99I-I992 гг. создать постоян­но действующую систему сейсмического и систему геодезического мониторинга.

- В целях уточнения геологического строения и тектоники рай­она, в 1991-92 гг. провести комплекс геофизических исследований, поручить НИИАР и НПО Нефтегеофизика в IV кв.1990г. подготовить необходимую программу…

Хотя причины сейсмических явлений, произошедших в июне 1990 года, были установлены, но произведенный специалистами Института физики Земли анализ геологических и сейсмических условий в районе Димитровграда, изложенный в письме  Института физики Земли в Правительство СССР от 27.07.90 № 13106-100-2115/105, остаётся в силе. При этом особое внимание обращаем на следующее:

«1) Геологический разрез под г. Димитровградом начиная с глубины 200 м и до глубины 1600-2000 м, в основном представлен карстообразующими известняками.

2) Непосредственно через город проходит тектоническое нарушение, общая протяженность которого превышает 300 км».

Наличие тектонического нарушения в районе НИИАРе подтвердили в ходе исследований также специалисты ЦНИИгеолнеруд (г. Казань), которые по аэрокосмическим снимкам выявили еще один разлом, названный «Мулловским» (статья «Полигон угрожает населению и Волге», бюллетень «Гражданская инициатива», № 1 за 1998 год. — http://www.csgi.ru/gi/gi1/01.htm ).  Специалисты ЦНИИгеолнеруд  установили, что Мулловский разлом проходит недалеко от рабочего поселка Мулловка, пересекает Черемшанский залив Волги, при этом этот Мулловский разлом недалеко от НИИАРа пересекается с другим более протяженным тектоническим нарушением, проходящим вдоль Черемшана.  

Наличие этих тектонических нарушений в районе НИИАР  крайне усложняет положение, создавая неблагоприятные условия для размещения реактора МБИР на промплощадке НИИАРа.  

Размещение указанного реактора МБИР на предлагаемой площадке также усложняется следующими обстоятельствами:

- примерно в двух километрах от площадки находится крупный водозаборный куст, где забирается и подается вода в Западный жилой район города Димитровграда с населением 50 тысяч человек.

- примерно в полукилометре от площадки намеченного строительства АС находится полигон по захоронению жидких радиоактивных отходов (ЖРО), где они под высоким давлением нагнетаются в глубинные водоносные пласты (комплексы). Таким способом захоронено уже около 3 миллионов кубометров ЖРО.

Наличие рядом с площадкой предлагаемого к строительству атомной станции крупного куста водозаборных скважин и полигона ЖРО, где на первом — в больших объемах забирается вода для хозяйственно-питьевых нужд населения Западного жилого района, а на втором — в больших объемах закачиваются в недра жидкие радиоактивные отходы, создает условия для возникновения в этом районе землетрясений из-за искусственно создаваемого напряжения в земных пластах. Такие землетрясения уже случалось в нефтедобывающих районах, например, соседнего Татарстана.  

Вышеперечисленные обстоятельства показывают, что территория для размещения МБИР на промплощадке НИИАР по геологическим, тектоническим и сейсмическим условиям является  крайне неблагоприятной.

Заключение и выводы

Представленная информация не позволяет сделать вывод о безопасности и экологической приемлемости проекта по следующим причинам:

1. Заказчик — ОАО «ГНЦ НИИАР» не предоставил полной и достоверной информации в отношении санитарно-защитной зоны НИИАРа, а Исполнитель — ООО «Энергопроекттехнология» при подготовке материалов ОВОС МБИР  занял ту же позицию, тем самым нарушены требования  пунктов 2.6 и 2.7. «Положения об оценке воздействия намечаемой хозяйственной и иной деятельности на окружающую среду в Российской Федерации». 

2.  Часть рабочего поселка Мулловка попадает в пределы санитарно-защитной зоны  НИИАР, что является нарушение требований ст. 31 Федерального закона от 21 ноября 1995 г. N 170-ФЗ «Об использовании атомной энергии», запрещающей размещение в санитарно-защитной зоне жилых и общественных зданий. И прежде, чем решать вопрос о площадке для возможного размещения ИЯУ МБИР, должны быть перенесены жилые дома рабочего поселка Мулловка, попадающие в санитарно-защитную зону НИИАР, или же размещение ИЯУ МБИР на территории НИИАР должно быть исключено, но ни один из названных вариантов в ОВОС МБИР не предусмотрен.

3. Исходя из опыта эксплуатации реакторов на быстрых нейтронах БОР-60 и  БН-600,  в случае размещения на территории НИИАР реактора МБИР потребуется расширить санитарно-защитную зону ОАО «ГНЦ НИИАР» с радиусом хотя бы в 10-15 километров, а это значит, что далее должно последовать принятие соответствующих мер,  вплоть до отселения части населения Димитровграда,  так как в соответствие со ст. 31 Федерального закона от 21 ноября 1995 г. N 170-ФЗ «Об использовании атомной энергии»  в санитарно-защитной зоне запрещается размещение жилых и общественных зданий.

4. Опыт эксплуатации реакторов на быстрых нейтронах  в мире показал экономическую несостоятельность и не пригодность их технологии  для развития атомной энергетики, однако в материалах ОВОС МБИР упор делается на эксплуатацию таких реакторов в России, который якобы является положительным. 

5. Исходя из потенциальной экологической опасности  реактора МБИР, в котором в составе топлива намечается использовать сверх опасный плутоний-239, а в качестве основного теплоносителя – очень горючий и взрывоопасный натрий, при решении вопроса о размещении на территории НИИАРа этого объекта возможен лишь «нулевой вариант», то есть отказ от размещения здесь данного реактора. 

6. В случае строительства и пуска в дополнение к существующим реакторам НИИАРа многоцелевого исследовательского реактора МБИР радиационное загрязнение окружающей среды, в том числе территории промышленно-ливневой канализации №1 НИИАР, может существенно возрасти и до предела усугубить негативное воздействие на окружающее среду.

7. В ходе подготовки ОВОС обстоятельных исследований по влиянию радиоактивного йода на здоровье населения города Димитровграда проведено не было, несмотря на то, что ситуация с заболеваемостью детей болезнями эндокринной системы в городе складывается крайне неблагополучная — у каждого второго ребенка имеется заболевание (различной тяжести) щитовидной железы. С учетом этого предложенный вариант ОВОС является неприемлемым.

8. Территория для размещения Многоцелевого исследовательского реактора МБИР на промплощадке НИИАР является неблагоприятной в связи с наличием в зоне тектонического нарушения, полигона захоронения ЖРО и куста артезианских скважин. 

В соответствии с «Положением об оценке воздействия намечаемой хозяйственной и иной деятельности на окружающую среду в Российской Федерации» на основании вышеизложенного предлагаем Заказчику принять «нулевой вариант», то есть отказаться от строительства атомной станции.

Приложения:

1) Схема «Санитарно-защитная зона и зона наблюдения ОАО «ГНЦ НИИАР» (рисунок 3.4,  лист 16, Книга ОВОС МБИР).

2) Схема размещения АС с ОПЭБ с РУ СВБР-100 (рисунок 2.2.1., лист 18, Книга 1 ОВОС).

3) Письмо Ульяновского областного комитета по охране природы от 27.08.1991 года № 01-13-166.

4) Протокол лаборатории ВИМС № П2003-126 от 28 июля 2003 г.

5) Протокол лаборатории ВИМС № П2003-127 от 29 июля 2003 г.

6) Письмо Института физики Земли АН СССР исх. от 27.07.90 г. № 13106-100-2115/105.

7) Заключение комиссии от 07.09.90 г., созданной в соответствии с поручением председателя Государственной комиссии Совета Министров СССР по чрезвычайным ситуациям т.Догужиева В.Х. (ПП-33925 от 18.08.90г.) для рассмотрения причин подземных толчков 14 и 29 июня 1990г. в г.Димитровграде Ульяновской области.

По этой теме

3 комментариев

  1. alex:

    НИИАРовцам наплевать на то что они превратили Ульяновскую область в ядерную свалку- деньги не пахнут. Так они вместе с толкачами из администрации области за свои 30 серебреников хотят превратить нас в заложников отнюдь не»мирного» атома. Я уверен, что большая часть средств будет разворована в ущерб той небезопасной «безопасности», что есть на заботающих АЭС. Опыт у НИИАРовцев есть.

  2. гость:

    Вы господа поклонники трансвиститов? Во первых ядерная реакция не может начаться потому что невозможно выбить пучек нейтронов. Не получается. Во вторых если и будет пучек то он возникнет не из ядра а на поверхности атома. В третьих носить свинцовую обувку или строить из свинца какие то формы для реактора верная дорога к трансам.
    Пучек перепутали с обычным статическим напряжением которое выворачивает все наизнанку. И вместо нейтронов летят статические шарики.
    Нет смысла в атомных станциях. Всему заменитель свинец. Они не пробъют атом и не откроют его. Нейтроны ростут на деревьях далеко в галактике там где орбитали достигают метровых размеров постепенно выпуская протоны и нейтроны.
    Все атомные станции с самого начала работают на статических магнитных пучках которые гамма ионизация создает а нейтрон не по силам ни в СССР ни в России…

Написать отзыв

Вы должны войти, чтобы оставить комментарий.